Ищу нижнего для женщины.





вход_на_сайт





Интересный поп, тоже никого не любит. Делает я ищу нижнего. Молодым, то укравшего, отсидел два года, до сих пор наколки под капот скрывает. После тюрьмы придумал, как жить, чтобы не таскать и НЕ сесть, а сами приносили. Родителей имел с католиков, то сначала в ксендзы подался, а в ксендзов, оказалось, целибат. Он тогда гоп - и поп. В православие перекинулся, в единую святую веру.
Матушку завел ... Пришло, из Гродно привез. Девок топчет, ищу нижнего... Но тоже не местных, ас церагаецца: то в Минск, то в ту же Гродно отскакивает. Кот марганцовый.
Попу, гад Зины через две после того, как Антонина в город подалась, Казимир притащился. Спросил, не приходил Закусь? Узнав, что нет, обернулся на пороге: «Дела у меня ...»
Какие у него дела? На печи тараканов толочь? Он на четыре года старше Никифора. Но вот таскается ... лежит, а он таскается, морда Сельсоветская!
Чего Казимиру о Зэнуся спрашивать? И за чем Зэнусю сюда на костылях хромать? Ни он Никифоров, ни ему не в радость. С тех пор как ищу нижнего слег, ни разу не виделись - так чего вдруг? Или также захотелось про золото узнать?
Чмур.

Глупость - она, как туман: если всклубица, то над всеми.
Неприязнь чувствовал к Зэнуся. Хотя обод в лагерники, оба сидели, оба ни за что ... И ничего не сделал ему Зэнусь плохого. Петуха деревянного на щипец, из лагеря вернувшись, произвел. А вот ложные язь ... Даже вражда, как и к Казимиру.
Почему, а? Вроде не должно быть, а вот есть ...
А Казимир как в дом зашел! Ни будь здоров - ни чтобы поп над тобой заревел. Словно вчера встречались ... За всю зиму никто и двор не заглянул, а тут ищу нижнего - в дом один за другим.
Эх, жаль дома, лучшая в деревне! Во дворе - озерцо с аллеей, за сараем - лес. Когда-то на этом месте барскую усадьбу стоял, пан сжег его, убегая, чтобы большевикам не достался. И место проклял ... Нет дурь был, понимал, что не вернется.
Вдруг подумалось: «Так и я же не вернусь ...»
После войны, когда колхоз начался, на фундаменте манетка надумали правление колхозное соорудить - не достроили. Под крышу подвели и даже петуха деревянного, Зэнусем произведенного и в синий цвет окрашенного, на коньке приспособили, чтобы красиво было и чтобы ветер показывал, а на деревянного петуха огненный с ветром налетел - и пошло все пламенем. Причем в воскресенье, как раз на Пасху - церкви тушить бросились ... Из района узнавать приехали, кто поджег, а все как один крестятся: никто, само загорелось. Место проклятое ...
Зэнуся арестовали. Кто видел, как сверху, от синего петуха запылало. Не из ветра ж ищу нижнего...
Три венца снизу, даниде падсмалившыся, уцелели, да никто уже не то что строиться там, а даже бревна те брать не хотел. Тогда попросил в сельсовете: позвольте мне на пожарище дом поставить. Сельсоветские начали его, как невдомек какого, ага ворвань, а Казимир, председатель сельсовета, Зэнуся брат двоюродный, в отговорки не стал играться: «Если хочешь, ставь».
Всего один свежий венец успел Никифор положить на три подпаленные, как за ним приехали из района. Увезли с собой. «Если ты бузуемся, то тебе выгодно было поджечь - ты и поджег».
Ну, не от ветра же загорелась ... И не от петуха ...
В деревню вернулся только через год после смерти Сталина. Восемь лет, как женщина ищет нижнего ... Молодых, крепких, самых ... Хотя особой разницы в жизни за это время не почувствовал: как здесь, в колхозе, горбатился, бревна таскал, так и там, в лагере.



Четыре венца сруба около озерца хотя и чернели, но стояли: никто на бревна из проклятого места не позарился. Никифор сбросил верхний венец, от дождей и снега по друхнелы, и на три подпаленные, как и восемь лет назад, стал класть новые. Когда вывел сруб под крышу, приладил на коньке петуха деревянного, синего. Зэнуся попросил - тот произвел.
Зэнусь вернулся в деревню почти на год позже Ни выпара. Как раз во время, чтобы петуха произвести. На костылях добрался: в лагере, под самый звонок, ему спину перебили. Или не год лежал в больнице, не вставая, так же, женщина ищет нижнего. Затем стал на костыли ...
Может, еще удастся на земле постоять ... Пусть на костылях. Ентою двигался, подтягиваясь на руках, по дому, яды которой на припёке взять или на ведро сходить, а ноги тащились сзади - мертвые, не свое ...





вход_на_сайт   вход_на_сайт